Специальный репортаж Ильи Кочеткова «ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА»

Барнаул. Для кого-то столица мира. Но для большинства все же столица Алтайского края. Но почему именно Барнаул стал главным городом региона? Что это – случайность или закономерность? Давайте разберемся. Ответ на этот вопрос сегодня стоит искать не на улицах города. Мы в государственном архиве Алтайского края. Среди миллионов документов самых разных эпох есть один, о котором знают лишь единицы Это письмо от 28 февраля 1748 года, в котором начальник Колывано-Воскресенских горных заводов Андрей Иванович Порошин докладывает, как через сильные бураны прибыл в Барнаул.

Как будто сегодня написали. Хотя этой бумаге, этим записям 270 лет. Тогда еще не было, к примеру, такого государства, как Соединенные Штаты Америки. А на Алтае, в Западной Сибири уже вовсю шла выплавка меди, серебра и золота, которыми пополняли казну Российской Империи. Историк Виталий Ведерников рассказывает: сибирские рудники поставляли тонны руды на четыре плавильных завода. Но была проблема: серебро получалось разной пробы.

ВИТАЛИЙ ВЕДЕРНИКОВ. ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК:

Чтобы серебро получалось одинаковой пробы, это серебро с четырех других заводов свозилось в Барнаул и сплавлялось вместе.

На высочайшем государственном уровне было решено: заводское начальство должно обосноваться при барнаульском заводе, который в то время выглядел довольно скромно. Это были два деревянных корпуса двух плавильных фабрик. Очень плохое укрепление, которое нуждалось в перестройке. Поскольку местность была не смирная, здесь совершали набеги джунгары. А Барнаул собой представлял 300 домов, которые тянулись вдоль речной поймы Барнаулки и Оби. Историк уверен: именно этот февральский день можно считать вторым днем рожденья Барнаула – как настоящего города. Отсюда, где тогда начинался Московский тракт, потянулись с тех пор в столицу караваны с золотом и документацией. Обратно этим же путем в Барнаул пришла цивилизация, определив развитие Барнаула на долгие десятилетия.

Здесь были фортепиано, бильярд, дорогие вина, всё до последней пепельницы говорило о Берлине и Париже. Ни один путешественник, проезжая Сибирь, не миновал Барнаул, как это случилось с Чарльзом Котреллом, который посетил Барнаул зимой 1840-го и назвал его «золотым депо Сибири».

Но не все знают: Барнаул мог лишиться своего статуса. Андрей Порошин подумывал о переезде канцелярии в поселок Ново-Павловского завода в 40 с небольшим километрах от Барнаула. Место на реке Касмале близ деревеньки Урывное после годичных поисков выбрал лично Порошин.

НАТАЛЬЯ КОЛПАЧЁВА. ЗАВЕДУЮЩАЯ ПАВЛОВСКИМ ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВЕННЫМ МУЗЕЕМ:

Порошин Андрей Иванович записал в свой путевой журнал: «Быть заводу в сих местах, хватит сил и ума наших для свершения дел государевых». Главная, наверное, причина, — это больше количество леса и большая река, которую можно было перекрыть.

Почему Ново-Павловский, названный в честь наследника российского престола Павла Петровича, не стал новой столицей? По одной из версий, идею отвергла сама императрица Екатерина II, не желавшая видеть сына на троне. Но Виталий Ведерников уверен: Барнаул спасло то, что он находился на реке Обь. И все же в Павловске своего создателя помнят: недавно даже поставили памятник. Сохранили плотину и пруд, а вот сам завод, увы, не уберегли.

На следующие 150 лет именно Барнаул стал центром управления десятков плавильных фабрик и четырех сотен рудников в Западной Сибири и на территории нынешнего Восточного Казахстана. Канцелярия находилась в здании на Ползунова. Когда рудники истощились, началась другая – купеческая эпоха жизни города. В которой, по мнению историков, также решающую роль сыграна матушка-Обь. Но это уже, как говорится, другая история.

Читайте также: