Певец Александр Маршал: «Алтай для меня – это второй дом» - Наши новости

Певец Александр Маршал: «Алтай для меня – это второй дом»

Известный исполнитель Александр Маршал отметил на Алтае юбилей. В этом году музыканту исполнилось 60 лет. В Барнауле певец собрал приличный букет цветов и сорвал бурные овации. Сразу после выступления наша съемочная группа расспросила артиста о самом сокровенном.

Про Алтай

Алтай для меня – это второй дом. И это связано с Михаилом Сергеевичем Евдокимовым. С моими друзьями, которые здесь живут. И я вам могу сказать только одну вещь, что когда незадолго до того, как все случилось с Мишей, я приехал в Верх-Обское. А затем в Белокуриху. И у него там был такой сруб, дом. Уже построенный из бревен, пахнущий, вкусный. И он мне говорит: вот здесь дом Митяева, вот тут ставь свой. И мы все здесь. Я говорю: «Миш, ну, а как мы все лететь сюда 4 часа?» Он говорит: «Ты не понимаешь. Смотри, какой воздух». И он меня убедил. И я уже как бы приготовился. А потом случилось то, что случилось.

Про краевую филармонию

Это было очень давно. Это был какой-то 70-й год. До Олимпиады 80-го года в Москве. Один мой приятель позвонил мне и говорит: «Вот в алтайской краевой филармонии существует рок-группа «Слайды». И они ищут поющего бас-гитариста. Езжай, прослушайся». У меня была группа в Крыму тогда, и с барабанщиком с Валерой вместе собрались. Поехали, его не взяли, а меня взяли. У меня по жизни происходит это постоянно. Я также приехал в Москву из Крыма. Тоже развалилась группа, тоже искали басиста. Я спел там пару каких-то песен. Меня взяли, я даже не успел взять вещи свои. И вот так всю свою жизнь. Также я ушел из военного училища, не подозревая вообще, зачем я это делаю. Что это такое, с чем это связано. Мне кажется, что меня так ведут за ухо по этой жизни. Говорят: вот сюда. Поэтому Алтай – это не просто место на географической карте. Алтай – это начало моей творческой деятельности. Здесь друзья, я в него влюбился. Первый раз, я уже говорил, приехал сюда в составе группы, но я ничего не видел, т.е. мы сдали программу и уехали на гастроли на год.

Про друга

А когда я первые приехал в Верх-Обское, Михаил Сергеевич меня посадил в катер. Мы с ним вдвоем сели в какой-то катер. И он меня повез по реке. И я его все время спрашивал: Миша, а вот на этом острове — там песчаный остров и деревья — я говорю, — ты здесь был? Он говорит: Конечно. Здесь же гнезда. А вот здесь был? Да ты что здесь же… Он знал каждый клочок этой земли, каждый сантиметр, метр, миллиметр. И он в меня вселил это дело. И когда его не стало — у него дома был ревун, то есть когда мы ещё вместе были, мы сидим, вдруг он подрывается, подходит, нажимает кнопку. Ревун — бууууу. Я говорю: ты чего делаешь? Да вон корабль идет. И корабль ему отвечает. А потом, когда мы сидели уже без него. Проходит корабль — заревел. Я понял, что ответить некому. Я нажал эту кнопку. Я, честное слово, до сих пор не могу поверить, что его нет.

Про юбилей, 60 лет

Я себя ощущаю лет на 25-30. Но когда просыпаешься утром, и болит то там, то там, вроде как бы понимаешь, что уже харэ. Не гуляй особо.

Про хобби

У меня много моделей, которые не собраны, но у меня нет времени на это хронически. Раньше я как-то находил. Чтобы собрать модель, этого нельзя прерывать. Ты начинаешь клеить, и ты день, два, три — до пяти. До недели ты должен никуда не ехать. Ты должен заниматься только этим. Иначе получится плохо. Но бывает, когда она сохнет, ты должен выдержать паузы. Это день, два. Покрасить — это уже сотая доля того, что уже сделал до этого.

Про кота

У меня появился кот. Который год назад пришел и поселился у меня. Такой маленький котенок. Такая интересная история. У моей мамы была черная кошка. Кот. Его звали Тимка. Он пережил маму на год. Мама ушла 2 года назад. А он год назад, и именно девятого мая. И вдруг 14 июня я у себя на втором этаже слышу: что-то мяучит внизу. Выхожу, он такой маленький сидит. Откуда он взялся, я не знаю. Сидит: мяу. Я ему вынес котлету. Пришел поел. Я говорю: заходи. И вот уже больше года он живет со мной. И зовут его также Тима. Черный, вороной кот. Вот хотите верьте, хотите нет. Вот какое-то послание от мамы мне пришло.

О творчестве тогда и сейчас

Тогда было не до творчества. Были такие молодые безбашенные. Несмотря на Советский Союз. Запреты какие-то. И мы ездили гастролировали. Особо не парились над новым материалом. Дворцы спорта. Как-то было все по-другому. Тот же «Парк Горького». Писали все в основном Леша Белов и Коля Носков. Я там буквально пару песен написал. Как-то об этом не думалось. Это теперь у меня такая необходимость. Я пишу. У меня есть ещё много стихов, которые не закончены. Я недавно написал обращение к Высоцкому. У которого в этом году будет юбилей. 80 лет. И я тут же эту песню наиграл под гитару. И тут же отослал Никите. Потому что мы с ним очень дружны. Это сын Владмира Семеновича. И он мне перезвонил на следующий день и сказал, что это круто. И я не знаю, как меня воспримут за эту песню, потому что она уж больно суровая. Я обращаюсь к Высоцкому, как бы он отреагировал на то, что происходит. И надеюсь на то, что он нас слышит.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *