САНТА-БАРНАУЛ. ТИХИЙ УЖАС

годарУжастики любят все. Все. И страшилки про «черную-черную комнату» в лагере все рассказывали. Или слушали. И «пиковую даму» вызывали. Есть такие, кто от страха закрывает один глаз рукой, а вторым смотрит, не закончилась ли жуткая сцена в кино. Но ведь они всё видят! Ужас — это такая сила эмоции, которая заставит коронары сжаться и разжаться, провизжать по пота на пояснице, обняться с семьей и понять, что жить здорово. Вообще понять всё о жизни за секунду. Поэтому я за то, чтобы посещать комнаты ужасов с детьми. Дочка к вам прижмется, а пацан станет уважать и хвастать друзьям. Только вам будет скучно и уныло. Вот чтобы так не было, а было, как описано выше – читайте ниже.

hKAXJMLe7OU Почему же во взрослом возрасте фильмы ужасов и комнаты страха не цепляют так, как в детстве? Потому что «страшных новостей» по телеку хватает? Нет! Ужасы бывают качественные, а бывают «не». Одни – всегда смотрят, будь это хоть передача о здоровье, а от вторых отказываются. Качественный ужас – то, что надо – это любой новостийщик скажет. Как этого добиться? Спокойно начать сюжет – яркая картинка, праздник, любящая семья, а потом-бах-бах-кровавые следы. Отец-убийца шестерых детей. Это может случиться с кааждым. Тихий ужас, и ничто не предвещало беды.
7W_5tNQ6I6EДля меня самое страшное – это ярмарки и дни города. Страх за знобящим весельем и истерическими призывами «купить и поучаствовать» потерять в толпе детей из виду. Навсегда. Вот это страшно. Этот момент во многих фильмах обыгран, кстати, – знают режиссеры, куда бить. А вот всякая там темнота, крики птиц, страшная музыка и стуки в стену в комнате ужасов заставляют кричать и злиться, но не бояться. Поэтому сходишь с детьми на такой аттракцион и чувствуешь себя опустошенным. Словно тебя обманули. Избили изнутри. В моем детстве пацан залез в огромную трубу на стройке, чтобы на спор проползти её. Ржавая и длинная, движешься медленно. Стер коленки, добрался до середины, а пацаны взяли и стали стучать по трубе, и гнать его, как собаку. Как хотелось, говорит, сдать назад, ну унизительно просто, не страшно — невозможно ползти под их улюлюканье, но нельзя уже сдаваться! Вот и мы, взрослые, так посещаем комнаты страха. Тебя хватают за ноги в темноте, резко открываются гробы, мимо кто-то пробегает, утопает пол, рука застревает в чем-то липком, а ты визжишь и при том психуешь, что деньги заплатил, не уходить же, черт с ним, одна дверь осталась, надо оттрубить.
Другое дело – искренняя эмоция! Вот это будет память и впечатления, и кайф вместе с детьми надолго. И вот есть в нашем городе такая комната страха. Это ленточный лабиринт. Не громко-принудительный, а настоящий тихий ужас! До дыбошек волосков! В него я не могла зайти несколько раз. На полметра – и пулей вылетала спиной вперёд! А потом снова и снова. Глубже и глубже.
p3-3LYmyk6AФишка лабиринта – что он яркий и шелковый. Сияющий светом, налитой блеском. «Шестьдесят четыре километра лент», — торжественно говорят тебе на ресепшне, но смысл этих слов ты понимаешь только потом. Как торжественный занавес на сцену, маняще висят ленты до пола всех цветов. Ты раздвигаешь их на метр вперед руками – а там снова ленты. И ты об этом знал, когда шел. Но впечатление невероятное. Словно что-то сломалось в восприятии, сбой в «матрице». Ты раздвигаешь злосчастный шелк, еще вглубь, там свет – но нет, это лампочка, завешенная лентами. Лентами сплошной стеной! Бесконечной. И глухота. Никаких звуков, а ведь секунду назад за твоей спиной играла музыка и были люди. Всё поглотилось! Вылетаешь назад, как ошпаренный! В холл. Всё на месте. Люди смеются. Выдыхаешь. Набираешься сил. Вперед снова. Становится темновато, желтый цвет превращается в оранжевый, синий – в фиолет. Интуитивно движешься на свет. Опять лампа, в её ореоле яркость становится зловещей. Еще пара метров. Лампа. И вдруг стена. Да, стена, обита мягким. И сбоку. И с другого боку! И хочется завизжать! Тебя заманили светом! Это нам кажется, что все время прямо и прямо, но мы сбиваемся! Как, как обратно? Щель. Протискиваешься. Путь только вбок. Тесный. Матерчатый. Снова бесконечное пространство. И ты уже утонул в лентах. Покрутился – потерял ориентир! И вот ужас в том, что понимаешь — место безопасное, дыши-дыши. Сядь на пол, еще подыши. Но жуть. Помню, что обратно я не шла – я прорывалась через узкие проходы, а ленты хотелось рубить мачете, как бамбук в боевиках. И вот она встреча! Вот они все – живые и веселые люди! Тебя не было минут пять. Для всех. А для тебя в измененном пространстве – прошла вечность, безвременье, тишина, сон и морок. Волшебный лес, инфернальный, глубинный ужас потеряться. Да, это очень круто! Когда потом ешь мороженое с детьми и на вопрос: «Мам, чо, те страшно было?», — отвечаешь: «Страшно». И не врешь.


Юлия Годар, мама и корреспондент
Фото Юлии Храмовой

Читайте также: